Норвежская неделя (3)

В 2010 г. Детский театр «А-Я» отправился в путешествие по Норвегии (фрагменты дневника), чтобы посмотреть на места, где обитают тролли, драконы, хозяйка леса Гедда, хозяин морских глубин Орау Ген и прочие персонажи сказки «Скрипка и немного солнца» (27 августа 17:00), и показать им наш спектакль.
Забронировать билеты: +7 (495) 621-30-47, +7 (495) 621-09-93 и +7 (968) 682-20-06 (фото — из поездки)

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Анна Добровольская (завлит театра «А-Я», драматург, автор пьесы «Скрипка и немного солнца»): Фрагмент дневников гастролей Детский театр «А-Я» в Норвегию со спектаклем «Скрипка и немного солнца». 2010 г.

Автобусный исход труппы театра А-Я из России в мае 2010 года большую часть пути носил характер в основном развлекательно-познавательный, но цель имел вполне деловую и обозначенную на географических картах словом Берген. Чем ближе был обетованный пункт назначения, тем явственней чувствовалось нетерпение, желание пасть на ровную кровать гостиничного номера, осесть хоть на пару деньков. Артист АЮ – исполнитель главной трагической роли — страдал от потери голоса, хрипел и спал, глаза «световицы» АС мерцали ореолом невыспатости, артист КК во время движения автобуса зачем-то задумчиво спросил « Ведь сейчас же нельзя залезть в багажное отделение, да?» Ненакрашенные актрисы плели друг другу косы движениями замедленными, как у дев,. зачарованных эльфами Часть мужской половины труппы как могла боролась с тоской по родине. Сгустившаяся норвежская ночь, плотный концентрат ожиданий, казалось бы, должна была вырубить весь автобус в глубокий сон. Но…с нами ехала актриса Л, сколотившая себе состояние на юбилеях, корпоративах и днях рождения. Её несгибаемая воля, избыток энергии и громкий голос сначала сделали сон невозможным по техническим причинам, а затем неинтересным по творческим. В задней части автобуса разгорался интерактив с участием артиста РБ. После безуспешных попыток заснуть, к интерактиву вынуждена была подключиться и передняя часть. Понукаемый волевыми криками артистки Л, артист РБ вдохновенно сочинял и читал стихи. Стихи на заданную тему, стихи на заданное слово, даже стихи на слово, собранное из случайных букв по всему автобусу. В ночи, на трассе Осло –Берген по автобусу летало слово « хрипасы», вплетенное гением РБ в четверостишие «У Тролля опять хрипасы», посвященное обеззвученному артисту АЮ.
Теперь уже не вспомнить в какой именно момент у артистки Л полностью разрядилась батарейка. Но ночь, такая, какой ей и положено быть, глухая, мерно дышащая, плотная как кулисная ткань, все же наступила.
Я открыла глаза в полной тишине, слега оттененной шумом двигателя. На часах было начало шестого утра, а за окном …. зима. Узкая дорога зигзагами и снежные горные склоны. Мы ехали через горный перевал натуральной дорогой троллей. О том, что на календаре май, вяло напоминал лишь почерневший снег у кромки дороги. Это было красиво и страшно настолько одновременно, что правильней сказать , что это было страсиво, или крашно.
По мере спуска, взгляду начинали открываться несмелые водопадики из только что оттаявших ледников, зеркала фьордов, бесконечные туннели. В одном из туннелей – 24 километра – мечта клаустрофоба — через равные промежутки были предусмотрены освещенные фиолетовым светом округлые расширения. Видимо, чтобы клаустрофобы с ума не сошли.
Ранним утром 3 мая наш автобус въехал в ганзейский город Берген и припарковался у отеля СТРАНД на самом берегу залива Воген. Отель был в лесах, на первом этаже шла реконструкция зоны ресепшена, благодаря которой мы и получили возможность зарезервировать для труппы отель в самом наицентрейшем из центров.
Утренний Берген баловал солнцем и не слишком холодным ветерком. Прогулка по улицам оказалась приятной, почему –то не ощущался даже тотальный недосып. Может оттого, что в голове уже тикало расписание на день, в котором сразу после расселения группы, стоял пункт о деловом визите на арендованную площадку. Душ и завтрак? Если повезет…
Окна ресторана отеля выходили прямо на залив и игрушечные домики Брюгена. Там и собралась труппа сразу после обнюхивания номеров. Когда расписание на ближайшие три дня было озвучено и на сегодня объявлен гуляльный день, главреж выразительно намекнула, что меня последний пункт не касается, и мы-то с ней выдвигаемся « работать» немедленно.
USF Verftet или Старая Верфь, действительно когда-то имевшая прямое отношение к судоходству, уже несколько лет, как превратилась в большой культурный центр.
Кинозал, концертные площадки, выставочные площади и всякое такое. Здание стоит прямо у моря. Столики местного кафе, выставленные у кромки берега, очень тяжелые, чтобы их не сдуло суровыми северными морскими ветрами. Рядом аккуратные, весьма современные жилые дома (говорят, элитные). У одного из домов есть лесенка спуск в воду, как в бассейне. Летом вода аж до 20 градусов нагревается. Однажды была страшно жаркое лето, вода так нагрелась, что лососю в заливе стало нехорошо.
Площадка под названием Blackbox оказалась для нас просто идеальной. Просто большое черное помещение, в котором можно из специальных блоков сконструировать либо амфитеатр, либо сцену нужного размера. По периметру помещение затягивается черным же занавесом. Получается такая огромная бархатная черная шкатулка. Правда, по сравнению с высотой нашей сцены – потолки высоченные, так что пришлось нам элементы декорации наращивать, чтобы была возможность ставить их враспор. Свет-звук более или менее стандартные. Проблема могла возникнуть только с боковыми кулисами. Но, походив по помещению с задранной кверху головой, я решила, что это решаемо по ходу.
Нас встретил местный «завпост» — молодой розовощекий бородатый блондин Халлвард. Еще в прошлый наш осенний визит он вызвал у главрежа совершенное доверие, граничащее с верой во всемогущество. Толковый и добродушный, он действительно вселял уверенность. Быстро выяснив ряд технических деталей, мы договорились, что завтра утром наши ребята придут монтировать площадку. Халлвард что-то пошутил насчет русских богатырей и мы, кажется, слегка озадачили его своим ржанием. Хотя мы просто представили себе его реакцию на реальный экстерьер наших «богатырей». Мне вручили карту и код доступа в помещение, показали, как проникать во внутренний двор, чтобы удобней было разгружать декорации, где выключать свет в гримерке и еще кучу всего по мелочи.
Мы вымелись на улицу и, чапая пешком в гору поняли, что без Бергенского рыбного супа просто отказываемся функционировать остаток дня. Ветер суровел. По площади рыбного рынка пришлось идти чуть ли не задом, чтобы не оторвало нос и уши. Но суп и миска бесстыдно распахнутых мидий искупили все тяготы дня.
Наутро предстояла МОНТИРОВКА!
За годы работы в непосредственной близости с аппаратными видеомонтажа, сознание мое приобрело способность иногда включать несвойственные реальности спецэффекты.
Вот и сейчас повествование мое распадается на две параллельные линии, по одной из которых реально ступала моя нога (и не одна!), а в присутствие мое на второй может поверить лишь конченый эзотерик.
Утром второго дня пребывания в Бергене открылось два фронта, в наступление по которым рванули разделившиеся войска театра. Я пошла на стоянку автобуса, чтобы пригнать декорации, а группа «богатырей» отправилась монтировать сцену. Расстояние от стоянки до Верфи пешком вполне реально было бы преодолеть минут за 30. Но автобус огромен, а город мал и витиеват. Для начала надо было не просто понять КАК добраться до Верфи по узким улицам и объездным серпантинам, но еще и втолковать это водителям. С отчаянием осознав, что два здоровых мужика, не обремененных между прочим интеллигентскими рефлексиями, могут квохтать ничуть не уступая самой наибезмозглейшей курице, я решила не уподобляться. Монотонно повторяя, куда ехать, и снова и снова выслушивая украшенное ненормативной лексикой квохтанье, я как-то даже успокоилась. На узком подъеме в гору, несмотря на то, что у меня хватило наглости упомянуть, что мы не доехали до нужного нам моста, водитель Саша решил развернуться. Учитывая габариты автобуса и узость дороги… В общем, я успела заскучать. Саша подал мне идею пока поспрашивать дорогу у местных. Мне приглянулся мотоциклист – курьер. Он посмотрел на точку, тыкнутую мной пальцем на карте, и велел ехать за ним. Я злорадно отметила, что разворот был напрасен. Через 5 минут мы, ведомые мотоциклистом, благополучно застряли на единственной узкой дороге к Верфи. Дорога была не только узкой, но еще и дополнительно суженной ремонтными работами. Ситуация идиотская — до Верфи буквально 10 шагов, и автобус не может их проехать зажатый бетонными дорожными ограждениями. И тут – наконец-то респект и уважуха водителю Саше — он протиснул огромный автобус в эту извилистую щель без единой царапины – как хомячка между прутьями клетки!
Тем временем богатырское племя мужской части труппы уже успело (за каких-то полчаса!) смонтировать сцену и начать скучать. Богиня света АС прыгала по стенам полам и ступеням огромной стремянки, развешивая фонари. И иногда небрежно-снисходительно тыкала пальчиками в кнопки светового пульта. Композитор АП флегматично стучал по клавишам ноута, подсоединенного к звуковому пульту, отчего иногда начинала звучать музыка и прыжки АС и движение остальных тел в пространстве Блэкбокса, обретали хореографический оттенок
Развлечение в виде разгрузки декораций и их монтировки подоспело вовремя.
К доброму гению технических спецификаций Халлварду, присоединился его коллега, высокий лупоглазый норвежец Шетель. Дело пошло со страшной силой. Тяжеленная громадная стремянка перемещалась по помещению с чудовищной интенсивностью. Криво (в смысле, бестолково) нарощенный шест – неотъемлемая часть оформления спектакля — все же укрепился благодаря полету технической мысли Халлварда. Настолько прочно, что даже почти не пришлось менять рисунок танцев. Несколько часов мучений, висений под потолком и торчания с задранными руками доставили таки боковые кулисы. Но и их — хоть корявенько но забороли.
Потихоньку стали собираться незанятые в монтировке артисты. До этого их выгуливала по Бергену — режиссер спектакля, жительница этих мест.
То там, то сям по углам бубнили норвежский текст те «счастливчики», которым предстояло на нем играть спектакль. ОС — святая покровительница костюмов, грима и текстиля появлялась тихо, исчезала незаметно, оставляя после себя лишь сделанную работу. Богиня света АС наконец-то вынула мозг Халлварду относительно правил использования дым-машины и стробоскопа, честно разделив порции этого мозга с переводчиком (мной) и теперь пробовала ходить на ногах Тролля. Композитор АП по-прежнему флегматично щелкал кнопками ноута, включал и выключал фрагменты музыки. Исполнитель роли морского чудовища Орау-гена беззвучно шевеля губами погружался в образ где-то на арьерсцене. Артистки ЛП и Л, едва появившись в помещении , незамедлительно попытались объяснить всем участникам монтировки что и почему мы делаем не так. Универсальный Солдат НМ, успевшая побывать и переводчиком и монтировщиком и звуковиком, упрямо настаивала на нежелании вести звук на спектакле, так как гораздо больше пользы от нее может быть в роли правой створки пещеры Тролля. Неотвратимо приближался прогон.
В полукостюмах, с остановками и техническими поправками – прогнали.
Как переводчик, вешатель кулис, экскурсовод, мойщик полов, безответственный за кейтеринг, спонсор и просто человек я была счастлива.
Как драматург – в бешенстве. Впрочем, это видимо нормальное состояние драматурга, регулярно наблюдающего за озвучиванием и воплощением своих текстов.
По окончании всех дел, обесточив помещения до завтрашнего утра, мы с режиссером спектакля и главрежем медленно ползли по узким улицам между уютными домами. Я могла думать только о язвительных пузырьках в воображаемом бокале с недобываемым в норвежской сухозаконной ночи шампанским.

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика